КОДЕКС ПРИНЯТ. ЧТО ДАЛЬШЕ?

 

газета «Удача-ЭКСПО» № 8, 2004

 

 

С момента первого обсуждения этого важного документа на Общем собрании Московской выставочной гильдии прошел год. В настоящее время Кодекс одобрен Международным Союзом выставок и ярмарок и подписан практически всеми основными игроками выставочного рынка России. Вопросы к тексту, конечно, имелись и имеются, но они никогда не выливались в резкие споры и решаются в рабочем порядке.

На повестке дня – внедрение норм кодекса в жизнь. И вот здесь уже все гораздо сложнее.

Легко установить вину мелкого мошенника со «слизанной» под копирку выставкой. Другое дело – конфликт между крупнейшими и самыми уважаемыми выставочными компаниями страны. Как здесь работать? И поможет ли кодекс?

Проблему обсуждают:

- Игорь Прудников, президент выставочного общества «Росинэкс», Председатель Этического комитета Международного Союза выставок и ярмарок, автор кодекса;

- Игорь Филоненко, генеральный директор компании «Защита Экспо»;

Вопросы задает Светлана Иванова, генеральный директор информационно-выставочного агентства «ИнформЭкспо».

 

 

С.Иванова: Вопрос о добросовестной и недобросовестной конкуренции обсуждается постоянно. Что изменилось за последний год?

 

И.Филоненко: За последний год последовательно сделано два очень серьезных шага. Первый – создание кодекса. Второй – формирование Этического комитета и Совета старейшин. Шаги эти последовательные и абсолютно дополняющие друг друга.

 

Кодекс стал эффективным инструментом для работы комитета – есть критерии оценки.

Появилась возможность персонификации процессов. Можно обратиться в комитет и сказать: ребята, у нас – проблема. Движение правильное, и оно не останавливается.

Конечно, все случаи кодексом описать нельзя. Бывают ситуации, когда нужен третейский судья или некая структура, которая бы изучала обстоятельства дела.

В то же время, по целому ряду конфликтов возможно дружеское примирение через урегулирование за столом переговоров. Как инструмент бизнеса, возможности переговорного процесса мы пока недооцениваем.

 

 

 

 

И.Прудников: Первое, что мы сделали – идентифицировали и спозиционировали профессию, выделили ее из ряда других существующих. Кто такие выставочники? Прежде всего те, кто организует выставки и кто делает весь выставочный процесс более эффективным для участника и посетителя.

Второе – ввели формулировки профессионального понятийного аппарата, использовать которые могут разработчики любых нормативных документов.

Третье – установили правила взаимоотношений внутри бизнеса.

Определены другие очень важные моменты: порядок распространения информации, ответственность бизнеса перед обществом, взаимоотношения бизнеса и власти, и т.д.

Мы сформулировали правила, но сегодня нам сложно разграничить нормы морали и правовые нормы. Мы живем в мире, где напрямую правовыми нормами наша деятельность регулируется слабо. Поэтому все самое важное в кодексе мы пытались изложить, не входя в зону правовых отношений, – через регулирование на базе норм морально-нравственных.

 

Тем не менее, даже сегодня, проводя заседание Этического комитета, мы с большим трудом определяем границу в анализе ситуации: как ее оценивать – только ли нормами морали или надо рассматривать и правовые вопросы? В итоге изучаем и то, и другое. Сначала оцениваем морально-нравственную составляющую, потом – поднимаем действующее законодательство и просматриваем правовую сторону проблемы.

Главная задача нынешнего этапа – активная пропаганда и разъяснение содержания кодекса, смысла его принятия.

Мы должны более активно разъяснять: что и зачем мы сделали. Кодекс должен восприниматься как документ, работающий на формирование фактора доверия со стороны всех участников рынка.

Наша задача как организованного и, не побоюсь этого слова, передового отряда профессионального сообщества, сформулировать свою позицию и максимально широко донести ее до всех остальных.

Не хотелось бы проводить параллель между сертификацией выставочных услуг, подписанием и исполнением кодекса, но, на самом деле, это вещи достаточно близкие.

 

КАК РАБОТАЕТ КОДЕКС?

 

С.И.: Началась ли практическая работа комитетов? Какие дела рассматриваются? Приняты ли решения, которые реально привели к положительному изменению ситуации?

И.П.: Перед нами не стоит задача суда – выявить и наказать виновного, или – рассказать всем, что вот он такой плохой. Мы должны, используя весь свой потенциал и аргументацию, решить проблему путем организации встреч и иных мер по «разрулированию» ситуации. И это особенно важно в случае конфликта между серьезными профессиональными организациями.

В основном сегодня речь идет о проблемах проведения выставок по одной теме в близкое время в соседних регионах. Так, пришлось принимать участие в двух таких встречах. Одна касалась выставок в Южном федеральном округе, другая – в Приволжском. Результат не стопроцентный, но, во всяком случае, обнадеживающий. Удалось посадить людей за стол переговоров, они внимательно друг друга выслушали, договорились о дальнейших шагах, в частности – о проведении своих мероприятий в 2005 г. с максимально возможным разнесением во времени.

В Москве тоже есть своя проблема, более серьезная. Ситуация возникла как следствие активного привлечения административно-государственного ресурса в выставочную деятельность. К сожалению, это не просто профессиональный конфликт двух субъектов выставочного бизнеса. Вся сложность в том, что нем участвуют несколько органов государственной власти. Сегодня, пока мы занимаемся этим вопросом, я не имею морального права называть фигурантов рассматриваемой ситуации, поскольку она не завершена.

Здесь мы выходим за рамки решения конкретного вопроса. Необходимо принять какое-то общее определение, обращение в адрес органов исполнительной власти, дать рекомендации выставочным компаниям.

Должен подчеркнуть, что во всех случаях мы говорим не о защите чьих-то интересов. Речь идет о лице нашего профессионального сообщества.

И.Ф.: Последний случай – очень конкретный. Речь идет об осенней агропромышленной выставке. В данной ситуации министерство является реальным организатором выставки, а выставочная компания является оператором. В 1998 году это была «Защита Экспо», в 1999 – «ВДНХ-ЭКСПО». Далее, несколько лет, – ЗАО ПИК «Миксима». Сейчас выставка поручена ВВЦ. Наверное, ничего хорошего нет в такой частой смене оператора. Но так сложилось исторически. Минсельхоз РФ, как никакое другое министерство, участвует в подготовке своих выставок.

 

НУЖНА ЛИ ГЛАСНОСТЬ?

 

С.И.: Очевидно, кодекс заработает лишь тогда, когда информация о компаниях, подписавших его, а также о случаях несоблюдения этических норм будет широко доводиться до сведения общественности?

И.П.: Суждение  спорное. Даже в случае правонарушения распространять оценки до решения суда не допускается законом.

Тем более в ситуации с морально-этическими нормами: не все нужно предавать огласке. Стороны могут договориться, решить конфликт миром, зачем его потом вспоминать? Нужно быть внимательными друг к другу.

В соответствии с кодексом информацию о спорной ситуации нельзя распространять до вынесения решений Этическим комитетом и, в случае необходимости, Советом старейшин.

С другой стороны, уверен, нам надо издать кодекс, включая перечень организаций, его подписавших, а также – ввести соответствующие разделы на сайтах Гильдии и МСВЯ.

С.И.: Есть ли компании, подписавшие кодекс, но, тем не менее, открыто его нарушающие? Можно ли решением Этического комитета «снять» такую подпись? Такой вариант не предусмотрен?

И.П.: Предусмотрен. Процедурно это выглядит следующим образом. Факт нарушения кодекса подтверждается Этическим комитетом. В случае отказа организации изменить свою позицию, мы выносим вопрос на решение общего собрания Гильдии об исключении нарушителя из профессиональной общественной организации.

 

НУЖЕН ЛИ ЗАСТРОЙЩИКУ ОТДЕЛЬНЫЙ КОДЕКС?

 

С.И.: Основная идея кодекса – предоставление организаторами достоверной информации о своих мероприятиях. Ясно, что это относится прежде всего к организаторам выставок. Но кодекс подписывают и застройщики, и представители других видов деятельности.

И.Ф.: Принципы, заложенные в основу кодекса, – это попытка самоидентификации нашего сообщества по отношению к главному своему продукту – выставкам. Все крутится вокруг выставок и из них исходит. И это – самое главное. И мы определяем, что такое недобросовестная конкуренция лишь по отношению к выставкам.

И.П.: Мы приняли кодекс профессиональной этики для всех выставочников. Если ты строишь стенды на выставке, которая по своим принципам противоречит принятым моральным нормам, значит и ты причастен к их нарушению. Если выставочный комплекс предоставляет площадь выставочной компании, нарушившей кодекс, значит и он причастен к нарушению кодекса. Если вы, как информационное агентство, размещаете материал и активно поддерживаете выставку, которая противоречит позициям, изложенным в кодексе, то вы тоже являетесь его нарушителем. Не может быть выставочного кодекса отдельно для застройщика, отдельно для кого-то еще.

С.И.: Неужели вы возлагаете на застройщиков, информационные службы и выставочные комплексы задачу анализировать и классифицировать выставки? Обязанность почетная, но вряд ли выполнимая.

И.П.: Вопрос закономерный. Возьмем, к примеру, дорожное движение. Вы стоите на переходе. На светофоре – красный свет. И вдруг кто-то мчится через переход. Вы говорите: да, он нарушил! Срабатывает элементарное знание правил дорожного движения, норм поведения.

Почему же в приложении к нашей профессиональной деятельности этого не происходит? Зачем ждать? В кодексе все написано! Ничего не надо решать. Кодекс на то и принят, чтобы каждый из нас на его основании давал нужную оценку.

Очень важно, что в кодексе дана характеристика добросовестной и недобросовестной конкуренции. Именно это должно стать ориентиром для всех участников выставочной деятельности. Понятно, что если какая-то структура нарушает внутрипрофессиональные правила, где гарантия, что она не будет вести себя так же с участниками и посетителями своих выставок?

 

Прибыль – превыше всего, Но честь – превыше прибыли!

 

От редакции: Разработка кодекса и создание «этических» комитетов – явление своевременное. Переоценить его трудно. Задачи поставлены крайне сложные – создать в выставочном сообществе морально-нравственную атмосферу цивилизованного бизнеса.

Но можно ли достичь этого лишь методами убеждения? Достаточно ли одного инструмента – стола переговоров?

Увы, корень конфликтов – не только в дурном воспитании и плохом характере отдельных личностей. Причины в другом. В бизнесе, в желании заработать.

Но хотелось бы напомнить девиз нижегородских купцов, и надеемся, что число его последователей будет расти: прибыль – превыше всего, но честь – превыше прибыли!