Главная страница | Сделать стартовой | Добавить в избранное | Карта сайта
Новости выставок
ВЫСТАВКИ В МОСКВЕ ВЫСТАВКИ В РОССИИ
Организаторы конгрессно-выставочных мероприятий
О компании
Наши издания Журнал «Экспо Ведомости» Справочник «Выставки Москвы» Газета «Удача-Экспо» Реклама в изданиях "ИнформЭкспо" Реклама на сайте www.informexpo.ru ЗАКАЗ ИЗДАНИЙ Концепция развития в РФ выставочно-ярмарочной и конгрессной деятельности Книги по выставочной деятельности
Выставочный сервис Дизайн, проектирование и строительство стендов, мобильные стенды Видеоэкраны, звукотехническое сопровождение выставок Гостиницы Другие услуги
Выставки: цифры и факты
Лучшие выставки
Выставочный аудит
Итоги московских выставок
История российских выставок
Полезная информация
Государственная поддержка участия малого и среднего бизнеса в выставках
Видеотрансляции
Публикации
Старая версия сайта
 
 
 
 
 

Александр Беляновский «Регламент – превыше всего! С чего начинались сельскохозяйственные выставки России?» Часть II

Регламент – превыше всего!

Часть II

С чего начинались сельскохозяйственные выставки России?

Наше хлебопашество. Гравюра, XIX век

В прошлом номере журнала рассказывалось о становлении в России выставок сельских произведений и регламенте их проведения. Продолжаем разговор.

КАК НАЙТИ ДОСТОЙНЫХ?

Важнейшей составляющей сельскохозяйственных смотров середины XIX века были состязания, говоря нынешним языком – конкурсы. Главная их задача – определение достоинств рабочего скота и земледельческих орудий.

«Нормальные правила для губернских выставок сельских произведений», изданные Министерством государственных имуществ в 1850 году, требовали, чтобы подробные условия состязаний

были одобрены Комитетом выставки и перед открытием публиковались в «Губернских ведомостях» всех регионов округа* для всеобщего сведения.

Лица, желающие участвовать в состязаниях, подавали заявку не позднее, чем за два дня до их начала. Победители, как и положено, получали награды. Помимо этого, особо оговаривалось разрешение участникам конкурса входить в заклады между собой.

Награды за лучшие экспонаты присуждал Комитет на основании оценки, произведенной экспертной комиссией, составленной из уважаемых специалистов сельского хозяйства.

Всего имелось пять видов наград:

– медали: золотые и серебряные (большие и малые);

– премии правительства;

– похвальные листы;

– подарки вещами;

– публичная похвала в описании выставки (самое малое поощрение).

Награды выдавались по сословному признаку. Золотые и большие серебряные медали присуждались исключительно лицам дворянского и городского сословий, а малые серебряные – также и свободным сельским обывателям. Похвальные листы, денежные премии и подарки вещами предназначались для крестьян (государственных, удельных, коннозаводских и помещичьих).

Все мануфактурные изделия, независимо от способа выделки – домашней или фабричной, лишались права на получение медалей и денежных премий. На их долю приходились лишь публичные похвалы в описании выставки. Фабричные предметы могли также претендовать на похвальные листы.

Медали, похвальные листы и деньги присылало Министерство государственных имуществ. Количество и размер премий определял Комитет.

Гончарное производство на выставке. Рисунок Н. Казарина, гравюра И.Матюшина, XIX векТак для курской выставки 1861 года Департамент сельского хозяйства Министерства государственных имуществ доставил губернатору 700 рублей серебром, 11 медалей (две золотые, три большие и шесть малых серебряных) и 70 бланков для свидетельств и похвальных листов.

Подарки приобретались членами Комитета по их усмотрению из числа имеющихся экспонатов. Рекомендовалось дарить вещи безусловно нужные и полезные в хозяйстве: земледельческие орудия, семена улучшенных растений, скот улучшенных пород, предметы крестьянской одежды – шапки, кушаки и пр. У одних экспонентов они выкупались, другим – дарились.

Помимо этого, свои премии и подарки могли учреждать частные лица.

Главным требованием при присуждении наград считалось поощрение продукции, составлявшей важнейшее занятие местных жителей, в развитии которой ощущалась особая нужда. В расчет брались не только характеристики товара, но и способ его выработки (устарелый или передовой), объемы производства и реализации. В определении размера наград учитывалось и материальное положение экспонента.

И еще одно требование: «Надобно иметь в виду, чтобы награды не доставались постоянно одним и тем же лицам [за экспонаты] без новых отличий»4.

Церемония награждения всегда проходила в торжественной обстановке тотчас по окончании смотра при свободном допуске всех желающих.

Имена награжденных с указанием места жительства публиковались в общероссийских официальных изданиях – «Земледельческой Газете» и «Журнале Министерства Государственных Имуществ», а также – в «Губернских ведомостях» всех губерний, входивших в округ.

Последним параграфом «Нормальных правил» Комитету давалось право выходить с представлением на имя министра государственных имуществ о награждении особо отличившихся экспонентов другими почетными наградами.

Все, казалось бы, продумано. Однако участник событий тех лет так не считает. «Живя постоянно в одной из внутренних губерний, наиболее производительной, среди мелких и крупных землевладельцев, – пишет курский дворянин Михайло Пузанов, – я убедился, что медали, похвальные листы и свидетельства, общепринятые во всем просвещенном мире меры поощрения, не имеют между хозяевами нашими почти никакого значения; каждый, конечно, за некоторым исключением, смотрит на них как на детскую забаву»7.

Подобным взглядам, по его мнению, способствовал тот факт, что на каждой выставке господствовали свои, порой – прямо противоположные представления о том, кому и за что следует давать награды.

В одних губерниях Комитеты были непомерно сдержаны в одобрении и присуждали очень мало наград, невзирая на качество изделий и их признание на всероссийских и даже всемирных выставках. Не найдя достойных, чиновники могли вообще отказаться от выдачи медалей и отослать их обратно в Санкт-Петербург.

Другие, наоборот, раздавали награды буквально ни за что, за самые обычные предметы, если чего и заслуживающие, то лишь легкого одобрения.

«Очень понятно, какое неприятное впечатление на всех мыслящих хозяев должно произвести такое определение наград, и какое дурное влияние должно оно иметь на успех последующих выставок. Во всем просвещенном мире награды, присуждаемые на сельскохозяйственных выставках, признаются столь же мощными двигателями в преуспеянии земледелия и промышленности, сколько военные отличия – в успехе ратного дела, поэтому естественно, что всякая несправедливость в определении их на выставках сильно противодействует правительственному стремлению возвести сельское хозяйство на степень европейской современности», – резюмирует современник7.

Жница-украинка. С наброска Филиповича. Рисунок и гравюра Шюбелера. XIX векПОМЕЩИКИ ИЛИ КРЕСТЬЯНЕ?

С начала 1840-х годов начальство в столице и провинции наблюдало неприятнейшую для себя картину: дворянство в лице местных помещиков все более обнаруживало свою полную экономическую несостоятельность в открытом соревновании с крестьянским сословием.

В 1849 году Ученый комитет Министерства государственных имуществ отметил сравнительную незначительность предметов, представленных на губернских выставках помещиками и помещичьими крестьянами. По этому поводу было даже высказано официальное пожелание, чтобы «учреждаемые выставки сельских произведений служили к пользе не одних только государственных поселян, но и прочих сословий, и преимущественно дворян, как первых и просвещеннейших производителей»8.

Обратимся к статистике Воронежской очередной выставки 1853 года. Общее число

выставленных предметов составило 1226, а участников – 532. При этом 485 экспонентов, принадлежавших к числу крестьян, представили 881 предмет (около 64%). Но самое характерное: помещичьих крестьян было только 16

человек, остальные – государственные крестьяне, находившиеся в несравнимо лучших экономических условиях, нежели их собратья – крепостные. «Обращает на себя внимание также и то обстоятельство, – пишет историк, – что хотя устроителями и руководителями выставки были дворяне и помещики, но роль их, как экспонентов, была сравнительно весьма незначительна: помещиков – экспонентов было только 18, то есть почти в 20 раз менее, чем крестьян, а число представленных ими предметов (91) составляло только 7,4%»3.

В курской выставке 1861 года участвовало 10 экспонентов высшего сословия. На 1618 проживавших в губернии дворян и чиновников приходился лишь один участник из их числа7.

На вятской выставке 1863 года из 17 золотых и серебряных медалей лишь одна, серебряная, досталась дворянину, остальные – крестьянам.

На самарской выставке того же года из 11 медалей также лишь одну присудили дворянину (еще об одном сделали особое представление министерству). Все прочие получили крестьяне и иные экспоненты простого звания.

«Кто бы мог подумать, что из 28 медалей, золотых и серебряных, выданных на двух выставках, только две достанутся в удел дворянству?

К чему же послужили наши громадные права и преимущества, которыми мы пользовались несколько веков и остатки которых сохраняем еще ныне? К чему высокость образования и сравнительное обилие средств? На это и слов нет», – сокрушается современник7.

Преобладание государственных крестьян со всей очевидностью свидетельствовало о том, что в условиях отживающего крепостничества именно они, с экономической точки зрения, стали одним из самых передовых сословий России.

В то же время, ввиду того, что крестьяне владели небольшими земельными наделами и были ограничены в средствах, они не могли использовать сложные усовершенствованные машины и механизмы. Им поневоле приходилось пользоваться самыми простыми орудиями труда.

Те же, у кого имелись и деньги, и бескрайние поместья – помещики – на выставки не спешили. Почему? Вот как отвечает на этот вопрос их собрат - дворянин: «С нами сроднилась какая-то странная апатия, безотчетное верование в систему хозяйства, переданного нам в наследие праотцами нашими»7.

КУДА СМОТРИТ НАЧАЛЬСТВО?

Вряд ли кого-то удивит мнение о том, что в Оте­честве нашем все определяют чиновники. Вроде бы, привыкли. Тем не менее, сравнивая две выставки, в Курске и Орле, подготовленные местными властями и предводителями дворянства двух соседних губерний, проходившие, соответственно в 1861 и 1862 годах, трудно не удивиться. Разница действительно огромная. Достаточно сказать, что на орловской выставке в сравнении с курской посетителей было в 21,62 раза больше (см. таблицу 1).

В отделе земледельческих орудий и машин в Орле представили 91 предмет, в Курске – 3. При этом привезенные изделия демонстрировали публике и подвергали публичным испытаниям. В Курске об этом и речи не шло. Причину столь печального явления Михайло Пузанов видит в ошибочном понимании курским начальством цели устройства губернских выставок, установленной правительством, и худом исполнении имеющихся правил. Вывод же делает вполне традиционный – усилить контроль и шире разъяснять пользу выставок7.

КАК ЖЕ БЕЗ ЯРМАРКИ?

Точно так же, как в наши дни разного рода конференции устраивают в рамках выставок, так и в середине XIX века выставки вливались в события куда более яркие, многолюдные и масштабные. Речь идет о торговых ярмарках.

Характерный пример: 20 июля 1853 года начала работу полтавская очередная выставка сельских произведений для пяти губерний своего округа: Черниговской, Полтавской, Харьковской, Киевской и Курской.

По свидетельству гостей, соседствуя с огромной Ильинской ярмаркой, она стала ее тенью. На торжище съехались продавцы и покупатели со всей России, от Одессы до Москвы. Прибыло свыше 14 тыс. подвод. В первый день устроители насчитали до 40 тыс. посетителей. С целью облегчения коммерческих оборотов свое отделение открыл Харьковский коммерческий банк. Для увеселения гостей давали представления музыканты, фокусники, гимнасты, хор московских цыган и приезжие труппы вольтижеров 9.

Впрочем, не всегда такое совмещение помогало. На курской выставке 1861 года число посетителей, как уже говорилось, не превысило пяти сотен, при том, что открытие ее специально приурочили «к великому народному стечению всех сословий – переносу Чудотворной Иконы Знамения Божией Матери в Курск из Коренной пустыни», в которой в то время проходила Воздвиженская ярмарка7.

ВИДИТ ОКО, ДА ЗУБ НЕЙМЕТ…

Положение, при котором фабричные изделия на выставках сельских произведений не имели права на получение главных наград – золотых и серебряных медалей, многие считали самым ненормальным следствием «Нормальных правил».

Что же получалось? Крестьянин, вырастивший урожай пшеницы, мог бесплатно участвовать в сельскохозяйственных выставках каждый год, причем не только в своей или соседней губернии, но и по всей России.

Ну, а фабрикантам с их машинами, ситцем и фарфором приходилось ждать других выставок, мануфактурных, которые проходили несравнимо реже, и то лишь в столицах и крупных промышленных центрах.

Попробуем встать на место заводчика того времени. В родной и ближайших губерниях ежегодно проходят выставки, на которых ты можешь выставить свою продукцию, но никаких наград за нее получить не вправе, буквально по поговорке: «Видит око, да зуб неймет».

Что делать? Выход из сложившейся ситуации оказался прост – надо лишь «подверстать» собственную выставку к очередной сельскохозяйственной. А лучше – проводить их вместе, под одним именем, и если уж участвовать – так по полной программе, с конкурсами и «золотом» за победу.

Именно так, с некоторыми оговорками, поступило Казанское экономическое общество, объявив в 1860 году об устройстве «Выставки сельских и заводских произведений». Процитируем обращение по этому поводу секретаря общества А. Чугунова, ибо оно весьма наглядно характеризует положение10.

«...в сентябре месяце 1860 года будет открыта в Казани очередная выставка сельских произведений, – пишет он. – Имея в виду, что с сельскохозяйственной деятельностью северо-восточного края России находится в тесной связи промышленность заводская, перерабатывающая преимущественно произведения земледелия и скотоводства, Казанское Экономическое Общество признало существенно полезным, если при выставке сельских произведений откроется, на одинаковых правах для представителей, отделение произведений заводских… На основании изложенных соображений Казанское Экономическое Общество ходатайствовало у Департамента Мануфактур и внутренней Торговли об открытии отделения выставки и о содействии к тому находящимися в его распоряжении средствами.

В настоящее время получено по этому предмету согласие Департамента, ассигнована, с разрешения Министра Финансов, сумма на устройство при сельскохозяйственной выставке отделения заводских произведений и назначены премии (золотые и серебряные медали и похвальные листы).

Отделение открывается для губерний: Казанской, Нижегородской, Вятской, Пермской, Симбирской, Пензенской, Самарской, Саратовской и Оренбургской.

В это отделение будут приниматься произведения заводов: крахмальных, солодовенных, патоковых, винокуренных, смоляно-скипидарных, поташных, салотопенных, свечно-сальных, стеариновых, мыловаренных, кожевенных и химических».

Середина XIX века – время перехода от крепостничества к капитализму, преддверие бурного роста экономики и осознания торгово-промышленным классом своей силы. Казанские промышленники еще не смели сами готовить выставку, нет, – они лишь просили министра о дозволении и ассигнации средств на ее устройство, к тому же обрезали тематику, включив в нее лишь те заводские отрасли, что прямо связаны с переработкой продуктов земледелия и животноводства. Да еще ограничили круг экспонентов компаниями из соседних губерний.

Пройдет совсем немного времени, и местные предприниматели при поддержке и участии властей всех уровней будут сами готовить выставки. Все впереди. До гибели Империи еще полвека.

Александр Беляновский

Литература**

1. Д.И. Блудов. Общий план губернских выставок. СПб., 1836.

2. Описание выставки произведений Владимирской губернии 1837 года. М., 1837.

3. Сельскохозяйственные выставки в Воронеже 1837 – 1894 годов. Краткий исторический очерк Н.И. Поликарпова. Воронеж, 1894.

4. Курские губернские ведомости. № 20.

1851.

5. «Правила для выставок сельских произведений, утвержденные 21 мая 1869 года». СПб., 1869.

6. Описание Курской Коренской очередной выставки сельских произведений 1851 года. Курск, 1852

7. М.А. Пузанов. О сельскохозяйственных выставках в России как о могущественном рычаге общенародного преуспеяния // «Труды Императорского Вольного Экономического Общества». Август. 1864.

8. Циркуляр Департамента Сельского Хозяйства при Министерстве Государственных Имуществ губернаторам от 26 мая 1850 года № 1813 .

9. Московские Ведомости. №118.1853.

10. Пензенские губернские ведомости. №8. 1860.

** Общий список к двум частям публикации в журналах «Экспо-Ведомости», № 5-6, 2007

и №1, 2008.

Журнал ТПП РФ «Экспо Ведомости», № 1, 2008 г.

 
Наши партнеры


 
 
 
 
 
 

Рейтинг@Mail.ru

счетчик посещений
«ИнформЭКСПО» Москва, ул.Партизанская, д.7, корп.1, оф.17
тел/факс: (495) 721-8068, e-mail: iv@informexpo.ru
Выставки Москвы::Выставки Москвы 2016
Выставки в Москве::Выставки России::Выставки в России 2016
Выставочная деятельность::Выставочные новости