Главная страница | Сделать стартовой | Добавить в избранное | Карта сайта
Новости выставок
ВЫСТАВКИ В МОСКВЕ ВЫСТАВКИ В РОССИИ
Организаторы конгрессно-выставочных мероприятий
О компании
Наши издания Журнал «Экспо Ведомости» Справочник «Выставки Москвы» Газета «Удача-Экспо» Реклама в изданиях "ИнформЭкспо" Реклама на сайте www.informexpo.ru ЗАКАЗ ИЗДАНИЙ Концепция развития в РФ выставочно-ярмарочной и конгрессной деятельности Книги по выставочной деятельности
Выставочный сервис Дизайн, проектирование и строительство стендов, мобильные стенды Видеоэкраны, звукотехническое сопровождение выставок Гостиницы Другие услуги
Выставки: цифры и факты
Лучшие выставки
Выставочный аудит
Итоги московских выставок
Полезная информация
Государственная поддержка участия малого и среднего бизнеса в выставках
Публикации
Старая версия сайта
 
 
 
 
 

Александр Беляновский. «Регламент – превыше всего! С чего начинались сельскохозяйственные выставки России?» Часть I

Регламент – превыше всего!

 

С чего начинались сельскохозяйственные выставки России?

 

Наше хлебопашество. Гравюра, XIX век.

 

Россия XIX века – страна аграрная, крестьянская, помещичья. Не случайно выставки сельского хозяйства стали в то время явлением самым распространенным, повсеместным, приметой всей страны. Они проводились везде и всюду: в Санкт-Петербурге и в самой дальней провинции, дошли до глубинки, медвежьих углов. Ничего удивительного: везде сеяли рожь и овес, варили пиво, сбивали масло, ловили рыбу и откармливали молочный скот.

В целом, значение сельскохозяйственных выставок середины XIX века и для чиновников, и для крестьян определялось словами Императора Николая I, назвавшего их «учреждениями особенно полезными для народной промышленности».

 

ДЕЛО СУГУБО ГОСУДАРСТВЕННОЕ…

Император Николай I, учредитель всех первых русских выставокЭкспонаты, имеющие прямое отношение к земледелию, появились уже на первой публичной выставке российских мануфактурных изделий. В экспозиции, открывшейся в специально выстроенном здании на стрелке Васильевского острова в Санкт-Петербурге в мае 1829 года, находились земледельческие машины и механизмы.

Системный показ достижений сельского хозяйства начался спустя восемь лет. Циркулярным Предписанием Министерства внутренних дел от 25 августа 1836 года было объявлено Высочайшее Его Императорского Величества повеление об учреждении во всех губерниях выставок изделий и образцов фабричной, заводской, ремесленной и всякого другого рода местной промышленности. Руководящим указанием к их устройству стала книга Д.И. Блудова «Общий план губернских выставок»1.

Все экспонаты разделили на четыре класса, три из которых имели самое прямое отношение к сельскому хозяйству. К «предметам царства ископаемых» отнесли почвы земли в естественном и удобренном состоянии; к «предметам царства растительного» – деревья, кустарники, травы, цветы, растения и семена; к «предметам царства животного» – диких и домашних зверей, птицу, рыбу.

Впрочем, кое-где к рекомендуемым добавляли и свои «царства». Так, на Выставке произведений Владимирской губернии 1837 года ввели собственное «царство прозябаемых», включавшее рожь, овес, крупчатую муку, цикорный кофе, набор трав для Ерофеича (спиртного напитка) и масло – мятное, анисовое и полынное2.

Циркуляр предписывал в обязательном порядке готовить губернские выставки к началу лета

1837 года, приурочив их к ознакомительно-инспекционной поездке по стране Государя Наследника Александра Николаевича.

Столь жесткая постановка вопроса была принята к безусловному исполнению по всей вертикали власти, а также, что вполне закономерно, встретила глухой ропот и пассивное сопротивление в провинции.

Вот как это происходило при организации губернской выставки 1837 года в Воронеже. Помещением для нее выбрали дом Дворянского Собрания. К участию пригласили представителей всех сословий, но преимущественно – помещиков. «Нельзя, впрочем, не заметить, что дворяне и помещики Воронежской губернии отнеслись к выставке далеко не сочувственно, – пишет историк. – На предложение Губернатора и губернского Предводителя Дворянства все почти уездные предводители отвечали, что из их уездов на выставку никаких произведений не может быть представлено. Так, предводитель Богучарского уезда Лисаневич отвечал, что дворяне его уезда весьма сожалеют, что не имеют произведений местной промышленности и новейших инструментов, которые по наибольшему совершенствованию заслуживают внимания, и вообще не находят у себя ничего достойного для выставки»3.

В итоге, из всех уездных предводителей лишь один представил продукцию своего имения: двух красных лисиц, несколько стерлядей, деревьев и растений. Средств на устройство воронежской выставки от разных жертвователей собрали крайне мало – 1241 рубль 50 копеек ассигнациями, несмотря на то, что занимался этим лично полицмейстер. Впрочем, несмотря на все сложности, открыли ее точно к назначенному правительством сроку.

В 1842 году по предложению министра государственных имуществ состоялось Высочайшее повеление об устройстве в Новороссийском крае ежегодных выставок скота. Предполагалось, что в случае успеха их опыт будет распространен на губернии средней полосы. Несмотря на название смотра, к конкурсам допускались все произведения земледелия и сельских ремесел.

Выставки в Новороссийском крае полностью оправдали возложенные на них ожидания, вследствие чего в 1845 году министр государственных имуществ принял решение об учреждении подобных мероприятий и в других губерниях с допущением на них всех видов сельских произведений. На издержки каждой выставки из капитала министерства выделялось по тысяче рублей серебром.

Первоначально предполагалось проводить выставки по усмотрению министерства лишь в тех губерниях, где в них имелась особая нужда. Однако так продолжалось недолго.

В 1850 году то же министерство разделило Российскую Империю на семь «выставочных округов» по принципу сходства условий ведения сельского хозяйства. Для каждого округа, включавшего несколько соседних губерний, учредили обязательную ежегодную выставку сельских произведений, называвшуюся «очередной». Места проведения – губернские центры – ежегодно чередовались. Впрочем, по отзывам современников, экспозиции, устроенные в одной из губерний, привлекали в основном лишь местных участников. Так, на Воронежской очередной выставке 1853 года из родной губернии прибыло 434 экспонента, из Орловской (Елецкого уезда) – 95, а из трех остальных – Рязанской, Тульской и Тамбовской – только три.

В 1850 году Министерство государственных имуществ издало «Нормальные правила для губернских выставок сельских произведений»4.

В 1869 году ввиду изменившихся экономических условий они были коренным образом переработаны и изданы под названием «Правила для выставок сельских произведений»5.

Именно эти документы, единые для всей Империи, и определяли порядок организации сельскохозяйственных выставок.

Нельзя не отметить, что интерес к ним всегда был огромным. В 1853 году воронежская выставка продолжалась всего неделю, с 25 по 31 августа, и «настолько заинтересовала публику, что масса посетителей, принадлежавших ко всем сословиям, положительно переполняла залу выставки, доходя средним числом до двух с половиной тысяч человек за день. При этом сочувствие публики к выставке проявилось не только в том любопытстве, с которым она посещала и осматривала ее, но и в покупке выставленных предметов, которых продано на сумму около полутора тысяч рублей»3.

При открытии выставок и раздаче наград по традиции устраивали угощение для низших сословий. Что подавали на стол? На курской выставке 1851 года после освящения экспозиции гостям был предложен «сельский завтрак из масла, сыра, печений разных хлебов, меда в сотах, фруктов и наливок из садов давно известных и славящихся в Курской губернии, и отличных водок и ликеров из остатков свеклосахарного сиро­па»6. Как видим, выставочные банкеты – изобретение не нашего времени.

 

ПРАВИЛА – «НОРМАЛЬНЫЕ»

Согласно «Нормальным правилам» за все сельскохозяйственные выставки на территории Российской Империи отвечало Министерство государственных имуществ, которое, в свою очередь, в каждой губернии поручало их устройство особому распорядительному Комитету под председательством губернатора. В его состав по должности входили местные предводитель дворянства, председатель Земской Управы и управляющий государственными имуществами, а также, помимо них, лица, известные своими познаниями в сельском хозяйстве, – землевладельцы, члены сельскохозяйственных обществ и профессора университета. Сверх того, министерство оставляло за собой право командировать для участия в устройстве выставки одного или нескольких специалистов.

На подготовку каждого смотра министерство выделяло определенную сумму, соответствующую важности и масштабу мероприятия.

К экспонированию принимались «предметы сельско-хозяйственной промышленности, в сыром виде и в домашней обделке»4. Власти постарались поименно указать все возможные экспонаты. Впрочем, полностью это сделать не удалось, да и как объять необъятное? В конце многих перечней можно видеть приписку «и т.п.».

Список допустимых экспонатов был огромен. Понятно указание основных сельскохозяйственных культур (ржи, пшеницы, овса), земледельческих орудий (плугов, молотилок, граблей, вил) и крестьянского тканья (холстов, сукна, крашенины). Необычно другое – предельно подробная детализация. Так, в разделе изделий из дерева упоминаются ложки, чашки, солоницы и деревянные баклуши; в разделе крестьянских железных и стальных изделий – сковороды, гвозди, проволока и рыболовные уды; в разделе орудий для обделки и прядения льна – мялицы, трепалки, гребни, веретена, сучильни. И так – по всем списку.

Указанная тематика была настолько широка и разнообразна, что большинство местных выставок не могло ее полностью охватить. Тем не менее в необходимости подобного подхода никто не сомневался. Дело в том, что деление экспозиции на «царства» в соответствии с циркуляром 1836 года давало удивительные результаты. Уже после издания «Нормальных правил», в июле

1851 года на Курской Коренской выставке сельских произведений в разделе пока еще существующего «царства ископаемых» инженерный капитан Валериан Киприянов представил зуб носорога, клык мамонта, «ребра китовидной ящеры» и «зубы крокодиловидной ящеры»6. Экспонаты, понятное дело, очень интересные, познавательные, однако же вряд ли способствующие успеху сельского хозяйства в Курской и сопредельных губерниях.

На сельскохозяйственные выставки допускались также мануфактурные изделия, выработанные помещиками из собственных сырых материалов на «домашних» производствах, и фабричные предметы, имеющие прямое отношение к сельскому хозяйству, произведенные в губерниях своего округа.

Происхождение и принадлежность предметов экспоненту должна была подтверждаться письменным удостоверением. Помещикам его давали предводители дворянства; городским жителям – городское начальство; государственным крестьянам – волостные правления; удельным крестьянам – Приказы Удельного ведомства; коннозаводским крестьянам – окружные управления; помещичьим крестьянам – их помещики или два известных дворянина.

Помещики, выставляя экспонаты, могли указывать имена крепостных крестьян и дворовых людей, участвовавших в их изготовлении, за что последние получали право на присуждение наград.

Характерно, что размещением экспонатов занимался исключительно Комитет, но никак не участник. Говоря точнее, все присланные предметы сортировались по отделениям (земледельческих орудий, мануфактурных изделий и т.п.) членами Комитета по своему усмотрению. Экспонент не мог построить отдельный стенд и представить на нем разнородные изделия, к примеру, пшеничное зерно и выделанный из него спирт. И то, и другое выставлялось, но – в разных местах, каждый раз – с указанием имени владельца. Таким образом, вся экспозиция оставалась общей и формировалась по единым для всей страны правилам.

Что касается личного состава экспонентов, то здесь не имелось никаких ограничений – ими могли стать «лица всех сословий и губерний без изъятия, хотя бы сии последние и не принадлежали к округу выставки, а также сельскохозяйственные учреждения, как-то: общества, институты, школы, фермы, садовые заведения и проч.»4.

На практике это означало, что свою рожь, горох или грабли мог привезти и помещик, и купец, и ремесленник, и крепостной крестьянин.

По окончании выставки составлялся подробный отчет, в котором наиболее полно описывались экспонаты, удостоенные наград. Публиковался он как в официальных изданиях Министерства государственных имуществ, так и отдельным изданием для рассылки экспонентам и лицам, участвовавшим в подготовке смотра.

 

ГЛАДКО ТОЛЬКО НА БУМАГЕ…

Регламент – дело нужное. Но как готовились выставки на практике? Уникальное свидетельство дает курский дворянин Михайло Пузанов.

В сентябре 1861 года в Курсе проходила очередная выставка сельских произведений. Задолго до открытия губернское начальство предприняло все необходимые меры для оповещения о предстоящем событии. «Однако в уездах многие дворяне ровным счетом ничего не знали о ней – до глубинки эти сведения во многих случаях не дошли, – пишет автор. – И в самом Курске, губернском городе, многие из обывателей узнали об открытии ее тогда, когда она уже была закрыта. Если же некоторым промышленникам и было известно о том прежде, то частью случайно, частью по приглашению в эксперты»7.

Именно тогда произошло из ряда вон выходящее событие, обсуждавшееся по всей России. Дело заключалось в следующем: главный комиссар выставки выбрал для ее проведения обширный дом с дорогой обстановкой и прекрасными полами, вследствие чего распорядился не пускать в залы посетителей простого звания – чтобы предохранить полы от повреждения.

«Спрашивается: что же это за понимание цели правительственной – цели учреждения выставок? – возмущается Михайло Пузанов. – Кому же это в Империи, кому во всем просвещенном мире неизвестно, что сельскохозяйственные выставки открываются не для одних высших классов жителей, а для всего местного народонаселения, преимущественно – для земледельцев?»7.

Событие это было тем более вопиющее, что подавляющее большинство экспонентов всех губернских выставок по всей России составляли крестьяне, и именно их в Курске по недомыслию местного начальника не пустили на свою же выставку! Причем только потому, что ходили они не в лакированных сапогах. Неисповедимы мысли Чиновника в Отечестве нашем...

 

Александр Беляновский

Литература

1. Д.И. Блудов. Общий план губернских выставок. СПб., 1836.

2. Описание выставки произведений Владимирской губернии 1837 года. М., 1837.

3. Сельскохозяйственные выставки в Воронеже 1837 – 1894 годов. Краткий исторический очерк Н.И. Поликарпова. Воронеж, 1894.

4. Курские губернские ведомости. №20. 1851.

5. «Правила для выставок сельских произведений, утвержденные 21 мая 1869 года». СПб., 1869.

6. Описание Курской Коренской очередной выставки сельских произведений 1851 года. Курск, 1852.

7. М.А. Пузанов. О сельскохозяйственных выставках в России как о могущественном рычаге общенародного преуспеяния // «Труды Императорского Вольного Экономического Общества». Август. 1864.

Продолжение будет (см.«Экспо Ведомости». № 1. 2008)

 

Журнал ТПП РФ «Экспо Ведомости», № 5-6, 2007 г.

 
Наши партнеры


 
 
 
 
 
 

Рейтинг@Mail.ru

счетчик посещений
«ИнформЭКСПО» Москва, ул.Партизанская, д.7, корп.1, оф.17
тел/факс: (495) 721-8068, e-mail: iv@informexpo.ru
Выставки Москвы::Выставки Москвы 2016
Выставки в Москве::Выставки России::Выставки в России 2016
Выставочная деятельность::Выставочные новости