Главная страница | Сделать стартовой | Добавить в избранное | Карта сайта
 
Новости выставок
ВЫСТАВКИ В МОСКВЕ ВЫСТАВКИ В РОССИИ
Организаторы конгрессно-выставочных мероприятий
О компании
Наши издания Журнал «Экспо Ведомости» Справочник "Выставки Москвы" Газета «Удача-Экспо» Реклама в изданиях "ИнформЭкспо" Реклама на сайте www.informexpo.ru Концепция развития в РФ выставочно-ярмарочной и конгрессной деятельности КНИГА "Экспонент, помоги себе сам!" (А.С.Беляновский)
Выставочный сервис Дизайн, проектирование и строительство стендов, мобильные стенды Видеоэкраны, звукотехническое сопровождение выставок Гостиницы Другие услуги
Выставки: цифры и факты
Лучшие выставки
Выставочный аудит
Итоги московских выставок
Полезная информация
Государственная поддержка участия малого и среднего бизнеса в выставках
Публикации
Старая версия сайта
 
 
 
 
 

Александр Беляновский «Чем богат Урал, тем и славен…»

Чем богат Урал, тем и славен…

Ровно 120 лет назад Екатеринбург принимал крупнейшую за свою историю научно-промышленную выставку. Смогут ли ее превзойти нынешние уральские смотры? Время покажет

Сибирско-Уральская научно-промышленная выставка, организованная Уральским

Обществом Любителей Естест­вознания (УОЛЕ), торжественно открылась 14 июня и продлилась до 15 сентября 1887 года. За три месяца на ней побывало свыше 112 тысяч человек.

Говоря о непростой истории рождения выставки, журнал «Нива» писал: «Мысль об открытии в Екатеринбурге выставки для ознакомления публики с результатами научных исследований, с продуктами промышленности Сибири и Урала и для устройства собственного помещения Уральского Общества Любителей Естествознания, принадлежит этому обществу, и возникла еще в 1884 году, но чуть не осталась одним предположением. И только в прошлом году благодаря горячему участию нынешнего начальника Пермской губернии г. Лукошкова пришла к осуществлению. Вместе с утверждением Устава выставки последовало Высочайшее повеление об отпуске суммы на расходы и стало поступать много пожертвований от частных лиц и земства» 1.

Павильоны располагались в обширном низменном парке по обоим берегам реки Исеть в самом центре города – между Главным и Покровским проспектами. Для экспозиций выстроили новые деревянные здания и приспособили пустующие цеха железнодорожных мастерских и гранильной фабрики. Рядом возвели двухэтажный ресторан, разбили цветники и устроили фонтаны.

Согласно замыслу выставка носила исторический характер, охватывая все, без исключения, стороны жизни Уральского края – горное дело, промышленность, науку, торговлю и культуру.

Официально экспозиция делилась на 11 отделов и представляла вниманию публики 3839 участников. Цифра поистине невероятная – для нашего времени. В конце XIX века все объяснялось просто: отдельный экспонент числился за каждым предметом, даже самым малым и незначительным.

Что уж говорить об Учебном отделе, куда директора гимназий, сельских училищ и убежищ для бедных детей привезли свою гордость – педагогические коллекции, наглядные пособия и классную мебель.

В Отделе произведений кустарной промышленности имелось 1675 предметов, доставленных производителями. Поскольку денег за участие они не платили, то и высылали все, что могли – вплоть до пары сапог и курительных трубок (в единственном экземпляре). Одним из самых заметных «экспонентов» такого рода стала девушка Зоя Светланова из села Ареж со своей салфеткой. Неудивительно, что внешне экспозиция напоминала склад вещей, выложенных на прилавках, вытянувшихся с двух сторон узкого прохода.

К слову, именно к этому отделу пресса имела особые претензии. «Неточность определений кустарного производства, и, следовательно, более или менее неправильное разграничение продуктов этого производства от изделий ремесленно-фабричных, – писал журнал «Нива», – имели последствием, что в этом отделе встречаются произведения, ничего общего с кустарным производством не имеющие, например, экспонаты заводов и целых мастерских численностью от 3 до 50 человек»2.

Отношение к «малым» экспонентам наглядно проявилось в правилах прохода на выставку. Бесплатные билеты давались всем участникам «за исключением экспонентов с предметами мало ценными и не представляющими какой-либо ценности»3. Таким образом, учитель гимназии, чтобы увидеть свое пособие на стенде Учебного отдела, вынужден был платить за вход.

 

Статистика: тогда знали все!

Распределение экспонентов по отделам Сибирско-Уральской выставки приведено в таблице 1.

Вопреки каталогу, посетители могли посетить и 12-й отдел. Независимо от УОЛЕ на той же территории представители Уральской горнозаводской и Екатеринбургско-Тюменской железных дорог организовали собственный павильон.

Участниками смотра стали фирмы и частные лица практически со всех регионов России. Впрочем, что вполне естественно, львиная их доля (2773) прибыла из родной Пермской губернии, в состав которой входил тогда Екатеринбург 4.

Второе место заняла Тобольская губерния – 645 экспонентов. Далее, с огромным отрывом, следовали: Вятская губерния – 52, Оренбургская – 53, Уфимская – 57, Московская – 51, Санкт-Петербургская – 37, Казанская – 34 и Семиреченская – 20.

Все остальные области – сибирские, азиатские и европейские – представляли единичные компании. Имелось даже 9 иностранцев – из Англии, Германии, Италии, Франции, Швеции и Северо-Американских Соединенных Штатов.

В конце XIX века проблем с выставочным аудитом ни у кого не возникало: устроители просто считали посетителей по числу входных билетов, после чего публиковали предельно четкую статистику.

Из отчета Уральского Общества Любителей Естествознания мы точно знаем: кто, сколько, когда и каких билетов получил 4.

За три месяца продано 112 105 разовых входных билетов, в том числе: для взрослых – 81 469, детских и крестьянских – 30 636, на общую сумму 22 638 рублей 10 копеек.

Помимо этого, выручено за сезонные билеты:

– по 5 рублей на 1 лицо – 23 штуки на сумму 115 рублей;

– по 10 рублей на 2 и 3 лица – 8 на 80 рублей;

– по 15 рублей на любое количество лиц – 12 на 180 рублей.

Подсчитано и количество бесплатных проходов (см. таблицу 2)

 

Промышленность: нет предела дарам Урала…

В конце XIX века к обширному Уральскому краю относились и Пермь, и Вятка, и Екатеринбург, и Оренбург, и Уфимская губерния. Историко-географические и экономические характеристики этих областей, в первую очередь – мощное развитие железорудной и сталелитейной промышленности – определили основное содержание выставки.

Движущей ее силой стали промышленные отделы. Владельцы производств не поскупились, привезли все, чем славился Урал: руды, минералы, чугун, железо, медь, золото, платину и сотни изделий из них.

«Горнозаводской отдел был самым богатым и выдающимся. Устройство почти каждой витрины стоило тысячи рублей, и глаза разбегались, смотря на эти железные колонны, полосы, плиты, листы, крученые рельсы, цепи, артиллерийские снаряды, чугунное литье, медные штыки, стальные изделия, образцы руд и золотых песков, золоченые пирамиды и шары, изображавшие количество добытого золота» – свидетельствует «Русская Мысль» 5.

Как и следовало ожидать, наибольшее внимание публики привлекали экспозиции гигантов русской промышленности.

Павильон Нижне-Тагильских горных заводов наследников Павла Павловича Демидова целиком выстроили из металлоконструкций в классическом стиле. Свою продукцию – чугун, железо и медь – здесь представили с размахом и выдумкой: если уж железо – то в виде скрученных в диагональ рельсов и завязанных в узел прутьев.

С ними соседствовали экспонаты Верх-Исетских заводов графини Н.А. Стенбок-Фермор. «Образцы и продукты из железа, литой, мартэновой, бессемеровой и другой стали сгруппированы замечательно красиво. Посредине выставленных предметов помещена вызолоченная пирамида, показывающая количество ежегодно добываемого на заводах золота… Но главным предметом добычи и обработки заводов является изготовление листового железа, лучшие сорта которого даже не появляются в продаже на европейских рынках, а отправляются прямо в Америку» – восхищается «Нива» 2.

На стенде казенных Златоустовских заводов, поставлявших чугун, сталь и вооружение (бомбы, гранаты, солдатские и офицерские шашки), соорудили Солнце – огромный позолоченный шар с вонзенными в него клинками.

Ижевский оружейный завод показывал новинку – малокалиберные скорострельные винтовки системы Бердана. Свои витрины представили практически все крупные уральские заводы: чугуноплавильные и железоделательные (Коштымские, Холуницкие, Ревдинские, Алапаевские, Белорецкие, Кизиловский, Полознинский и Хохловский), медные (Богоявленский и Верхоторский), Луневский каменноугольный рудник.

Среди «золотых стендов» одно из первых мест занимала экспозиция Березовских золотых приисков: «модели различных золотопромывательных машин, богатая коллекция золотоносных кварцев и пробы золота в разные периоды его добывания невольно приковывали внимание посетителей», – отмечает современник.

Урал всегда славился мастеровыми и умельцами. Нашлись они и тут. Со своими изобретениями, среди прочих, выступали Гаврило Казанцев (модель золотопромывальной россыпной машины), Федор Бердников (паровая машина с новым парораспределением) и Гавриил Харалдин (паровой двигатель).

 

Торговля: от печенья до динамо-машин

Торговцам на Сибирско-Уральской научно-промышленной выставке места предоставили несравнимо меньше, нежели промышленникам, видимо, исходя из названия и объявленной программы.

Особо выделялся Ввозной отдел со стендами компаний, работающих за пределами Уральского края. «Импорт» из Москвы представляли лидеры русского бизнеса: «Товарищество паровой фабрики шоколада, конфект и чайных печений под маркою «Эйнем», парфюмерная фирма «Генрих Брокар и Ко», фармацевт Карл Феррейн и пр. Тут же частное лицо из Санкт-Петербурга Цезарь Адамович Сулиман-Грудзинский показывал «аппараты для моментальных фотографических снимков».

Рядом находились и настоящие импортеры, в частности «Торговый Дом Ж. Блок» («американские весы и другие предметы из семи Американских, Английских и Немецких заводов»), фирма «Меннет и Гау» (аппараты электрического освещения и динамо-машины фабрик Шухерта, Эдиссона и Сименса) и пр.

Несмотря на гордое имя «Сибирско-Уральской выставки», сибиряков по малочисленности поместили в специальный отдел, находившийся в одном здании с Ввозным.

Местные производители собрались в Отделе предметов заводской, фабричной и ремесленной промышленности. Здесь тоже скучать не приходилось. Владельцы бумажной фабрики братья Япес возвели колонну из бумажной ленты общей длиной в 1275 саженей (2720,85 м), Товарищество Уральского стеаринового химического завода братьев Ошурковых и Поклевского-Козелл – колонну из стеариновых свечей со статуей из стеарина наверху и домиком из мыла.

К особенностям выставки можно отнести почти полное отсутствие продовольствия. Из своих, уральских, нашлось лишь восемь экспонентов с напитками (виноградные вина, хлебное вино, пиво, портер и мед), и лишь двое – со съестными припасами (пряники купца Афонина и конфекты мещанина Полякова). Да еще в Антрополого-этнографическом отделе в качестве научных образцов лежали пермяцкие и башкирские сыры, кумыс, вяленая щука и мариновано-соленые яйца.

 

Наука: минералы и черепа

Естественно-исторический отдел изначально создавался как музей: здесь никто ничего не продавал, а лишь демонстрировал удивительные творения природы, в первую очередь коллекции минералов, горных пород и руд. Но не только. Крестьянин Семен Смородинцев из села Юсиновское привез друзу (сросток крупных кристаллов) известнякового шпата на буром железняке и гриб, найденный на осине; генерал П.Ф.Филимонов – чучело летучей мыши; Чердынская Уездная Земская Управа – рога северного оленя.

Любовь Трубникова из Екатеринбурга порадовала окаменелым зубом мамонта, пожертвованным в музей Уральского Общества Любителей Естествознания. Ее примеру последовал Константин Козицын из Златоуста, не пожалевший головы мамонта, найденной им на Рафаиловским золотом прииске в 1883 году.

В то же время Ордынское волостное правление, которое также привезло зуб мамонта, никому отдавать его не собиралось, видно, самим был нужен.

Бесценным источником знаний стал Антрополого-этнографический отдел.

Факт удивительный и характерный: все этнографические исследования касались тогда исключительно инородцев – местных народов. Там, где речь шла о русских крестьянах, «этнография» заканчивалась и начиналась «старина». Подобным образом делилось все: одежда, образцы жилищ, мебель, предметы религиозного культа, фотографии.

Коренные народы Урала, Севера и Сибири стали главным предметом исследований. Так, врач Д.П. Никольский из Кыштыма представил «коллекцию башкирских черепов и костей скелета».

Названия некоторых экспозиций (групп) Антрополого-этнографического отдела звучат для нас не совсем обычно 3.

Группа 63. «Расовые коллекции». Именно здесь в витринах лежали черепа, скелеты и фотографии черемисов, башкир, тунгусов, бурят, сойот (с уточнением – урянхов и урянхойцев), вогул, самоедов, якутов, вотяков и иных народностей, вплоть до китайцев и японцев, которые, конечно, к русским инородцам никак не относились.

Группа 65. «Патологическая коллекция. Черепа и скелеты, представляющие отклонение от нормального типа».

Группа 76. «Живые представители народностей Урала и Сибири». В небольшом треугольном дворике, зажатом между зданиями Администрации и Кустарного отдела, поставили палатки, юрты и кибитки, рядом с которыми находились их хозяева в национальных одеждах. Впрочем, будучи «экспонатами», они не теряли времени зря. Так, башкиры привели кобылиц и продавали свежий кумыс, пользовавшийся огромным спросом.

Группа 77. «Манекены различных племен». Самый небольшой уголок: две гипсовые фигуры вятского крестьянина и крестьянки, рядом – манекены остяка и остячки.

Строго научная направленность не помешала экспонированию знахарских коллекций и образцов лекарственных растений: жень-шеня, белены (курили от зубной боли), крестовика (настой от худобы), горлянки (от болезней горла), синеголовки (от всех болезней), дикого хмеля (от худобы).

Непривычно звучат названия некоторой утвари инородцев (сегодня их вспомнят лишь историки, и то, если найдутся такие). Помимо обычных чашек, ложек и солонок, посетители могли взять в руки крошни, пестери, чуманы, пещуры, бураки, турсуки и кикэши.

 

Культура: по образцу столицы

Культурную нагрузку полагалось нести обширному Художественному отделу – по примеру Всероссийской выставки 1882 года в Москве.

Впрочем, оригинальных произведений, представленных художниками специально для Сибирско-Уральской выставки, набралось лишь 10 штук. Не беда. Ситуацию спасли покровители из столицы. В Екатеринбург привезли ранее экспонировавшиеся художественные коллекции: передвижную выставку Императорской академии художеств в количестве 117 картин масляными красками и 95 акварелей, а также 66 работ студентов Общества поощрения художеств. Благодаря этому уральцы могли видеть полотна лучших русских живописцев: Шишкина, Айвазовского, Перова, Семирадского, других.

Искусство встречало гостей не только в Художественном отделе. Стенд Императорской Екатеринбургской Гранильной фабрики представлял собой грот, наполненный добываемыми на Урале драгоценными камнями и самоцветами. Ново-Тихвинский первоклассный девичий монастырь показывал рукоделия, шитые золотом, шелком, бисером и гарусом; местные фотографы – коллекции авторских фотографических изображений Екатеринбурга и Приуралья.

Современникам надолго запомнилась и культурная программа. Специально к выставке приурочили свои гастроли в Екатеринбурге многие драматические и музыкальные театральные труппы.

 

Награды: на любой вкус

Награды получила половина всех участников Сибирско-Уральской выставки. Практика того времени заключалась в том, что устроители задолго до открытия своего детища отправляли во все возможные учреждения и общества – государственные и общественные – ходатайства с просьбой выделить максимально большое количество наград для отличившихся экспонентов. Итоги этой работы во многом определяли успех выставки.

Вручение медалей Министерства Финансов на промышленной выставке считалось делом обычным. Ну, а согласие Государя Наследника Цесаревича на выделение золотых медалей Собственного Имени резко повышало престиж смотра до национального уровня и привлекало десятки новых экспонентов.

Организаторы выставки в Екатеринбурге с подобной работой справились блестяще, итог превзошел все ожидания: 446 «сторонних» наград, не считая собственных – 399 медалей и 907 почетных отзывов (см. таблицу 3).

 

 

 

Сибирско-Уральская научно-промышленная выставка, задуманная организаторами как глобальный смотр промышленности и науки Уральского края не переломе веков, свою задачу выполнила полностью, до конца, даже с избытком – в историческом разрезе, и самое точное тому подтверждение – попытки нынешних выставочников использовать бренд 1887 года для продвижения собственных проектов.

Александр Беляновский

 

Примечания

1. Сибирско-Уральская научно-промышленная

выставка // «Нива», № 26, 1887.

2. Сибирско-Уральская научно-промышленная

выставка // «Нива», № 36, 1887.

3. Каталог Сибирско-Уральской научно-промышленной выставки 1887 года в Екатеринбурге. Издание I. Екатеринбург, 1887.

4. Записки Уральского Общества Любителей Естествознания. Том X. Выпуск 3. Материалы о Сибирско-Уральской научно-промышленной выставке 1887 г. Екатеринбург, 1887.

5. Анучин Д.И. Сибирско-Уральская научно-промышленная выставка 1887 года в Екатеринбурге и VIII археологический съезд в Ярославле // Отчет из журнала «Русская Мысль». Москва, 1887.

 

 

Журнал ТПП РФ «Экспо Ведомости», № 4, 2007 г.

 
Наши партнеры


 
 
 
 

Рейтинг@Mail.ru

счетчик посещений
«ИнформЭКСПО»
телефон: (985) 970-86-95, (916) 084-59-42
Электронная почта: info@informexpo.ru
Выставки Москвы::Выставки Москвы 2017
Выставки в Москве::Выставки России::Выставки в России 2017
Выставочная деятельность::Выставочные нов