Главная страница | Сделать стартовой | Добавить в избранное | Карта сайта
Новости выставок
ВЫСТАВКИ В МОСКВЕ ВЫСТАВКИ В РОССИИ
Организаторы конгрессно-выставочных мероприятий
О компании
Наши издания Журнал «Экспо Ведомости» Справочник «Выставки Москвы» Газета «Удача-Экспо» Реклама в изданиях "ИнформЭкспо" Реклама на сайте www.informexpo.ru ЗАКАЗ ИЗДАНИЙ Концепция развития в РФ выставочно-ярмарочной и конгрессной деятельности Книги по выставочной деятельности
Выставочный сервис Дизайн, проектирование и строительство стендов, мобильные стенды Видеоэкраны, звукотехническое сопровождение выставок Гостиницы Другие услуги
Выставки: цифры и факты
Лучшие выставки
Выставочный аудит
Итоги московских выставок
История российских выставок
Полезная информация
Государственная поддержка участия малого и среднего бизнеса в выставках
Видеотрансляции
Публикации
Старая версия сайта
 
 
 
 
 

Александр Беляновский «Да будет свет! И нефть, и пиронафт…»

ДА БУДЕТ СВЕТ!

И нефть, и пиронафт…

 

Концепция Выставки предметов освещения и нефтяного производства в Санкт-Петербурге 1887 – 1888 годов не знает аналогов в нынешней России

 

«Указатель выставки предметов освещения и нефтяного производства 1887 – 1888 годов»«Огонь – один из величайших благодетелей рода человеческого. Еще в самые первые времена своего существования, едва отделившись от животных, едва начав развиваться, человек заметил в природе огонь и сумел завладеть им для своих целей».

 

В наши дни много говорится о выставочных концепциях. Что это? Прежде всего, ноу-хау, эксклюзив, собственность. Авторы концепций всеми силами стараются конвертировать их в наличные. Обычно подобные документы содержат текст, в котором с той или иной степенью новаций описываются традиционные схемы организации выставок. Конечно, авторы порой приватизируют и общепризнанные технологии, схемы и бизнес-планы, кои уже десятки раз опробованы, применены и разобраны «по косточкам».

Концепция – дело святое. Давайте же вспомним одну ныне забытую концепцию, воплощенную в жизнь 120 лет назад.

Знакомьтесь: Выставка предметов освещения и нефтяного производства 1887–1888 годов в Санкт-Петербурге, устроенная, с Высочайшего соизволения, Императорским Русским Техническим Обществом. Свои двери в здании на Пантелеймоновской улице в Соляном городке она открыла накануне Рождества Христова 20 декабря 1887 года и проработала до апреля 1888 года.

Небольшая по размерам экспозиция располагалась в нескольких залах, отличаясь продуманностью и четкой организацией. При экспонатах дежурили специальные служащие – объяснители (хорошее слово – сразу ясно, чем люди занимаются).

Выставка состояла из трех совершенно разнородных частей, объединенных темой света в повседневной жизни человека.

Первая – историческая, представляла средства освещения всех стран, времен и народов – от светильников Древнего Рима и смоляных факелов французского Средневековья до электрического маяка в Нью-Йорке – Статуи Свободы, открытой за год до выставки.

Вторая – научно-образовательная, рассчитанная на интерес и любопытство всех слоев населения, продолжала традиции Политехнической выставки 1872 года в Москве. Специально для нее изготовили наглядные учебные экспонаты.

Третья экспозиция – основная, торгово-промышленная, состояла из новейших динамо-машин, двигателей, механизмов, инструментов и прочих технических изделий. Отдельного зала удостоились керосиновые лампы, было даже выделено специальное помещение для их заправки керосином.

С целью описания выставленных предметов издали краткий «Указатель» и серию объемных очерков, посвященных отдельным разделам.

К этому, конечно, стоит добавить ресторан господина Битнера и хор военной музыки, игравший по воскресным и праздничным дням.

Поток посетителей регулировался стоимостью входного билета: в рабочие дни (вторник, среда, четверг и пятница) он стоил 60 копеек, в воскресенье – специально для отдыхающей публики – всего 40 копеек, зато в «технические» дни, предназначенные для приведения помещений в порядок (суббота и понедельник), – 1 рубль 10 копеек.

Понятно, что устроители рассчитывали на привлечение всех слоев русского общества, от гимназистов 12 лет от роду до седовласых профессоров, от фабрикантов и нефтепромышленников до дьякона приходского храма, пришедшего взглянуть на церковные древности.

 

НОЧНОЙ ДОЗОР, ХИМЕРЫ И ДРАКОНЫ

«Огнедышащая гора, пожар леса, горящий из среды почвы торф, столбы пламенеющей нефти, бьющей фонтаном из земли, внушили первобытному дикарю мысль, что есть горящая сила, которая способна задавить мрак ночи, наполнить пещеру, ущелье, землянку, хижину, где он жил и работал, таким светом, который заменит ему и солнце, и луну, и звезды» – именно так, немного патетически, открывалось описание экспозиции1.

Выставка предметов освещения и нефтяного производства, техническая по сути и названию, стала центром притяжения всех, кто интересовался историей человеческой цивилизации. Устроители, вполне в духе Жюля Верна, постарались наглядно представить путь развития предметов освещения, начиная с дохристианской эпохи.

Первыми гостей встречали светильники Древнего Рима из обожженной глины с изображениями Юпитера, Юноны, Амура и Марса, найденные в раскопках близ Рима на Via Appia и Via Latina, в Остии, Помпеях и других местах.

За ними следовала лампада с монограммой Христа (копия с образца, хранящегося в Ватикане), датируемая первыми веками христианства.

Подлинным открытием стала коллекция Средневековья. В витринах стояли подсвечники с прорезными орнаментами в виде драконов, украшенные изображениями химер и драконов со змеиными головами. Рядом – два смолевых факела, использовавшихся при ночных дозорах в городах Франции в XV–XVI веках. Первый состоял из горшка, склепанного из железа и свободно вращающегося на железной виле. Второй – в виде железной клетки, насаженной на рукоятку (внутрь вставлялись и зажигались просмоленные обрубки сухого дерева).

Итальянское Возрождение представляли произведения венецианской работы – подсвечники XVI–XVII столетий, один – украшенный головками херувимов, маскаронами и орлами с распущенными крыльями, другой – напрестольный, из золоченой бронзы, с гербами Папы. Рядом располагался таган (каведон) из кованого железа со смоляными факелами в форме шара, вставлявшийся внутрь громадных каминов для освещения больших залов и покоев знати.

Разумеется, выставка не могла обойтись без русских древностей XV–XVII веков. В первую очередь к ним относили Корсунское паникадило – Свечу Великого Новгорода (копию с оригинала, хранящегося в ризнице Софийского Новгородского Собора), медное паникадило в форме

креста с Афонской горы, железное с позолотой церковное паникадило из Пскова, литой медный подсвечник, украшенный изображениями львов и двуглавого орла.

Практически все русские экспонаты имели церковное происхождение. Исключение составили фонари со слюдой и вставками из зеленого стекла, использовавшиеся в домах зажиточных людей и монастырях в допетровское время.

Помимо «живых» предметов представляли и фотографии, в частности, редкостей Тверского музея древностей – вощаных свечей, подсвечников, церковных люстр, медных лампад, железного лампадного крюка из Каженской церкви Святых Иоакима и Анны и пр.

Сделав два шага, из Руси посетитель попадал в Среднюю Азию. Здесь он мог видеть подсвечник из обожженной глины, найденный в раскопках развалин зданий эпохи Тамерлана в Самарканде, ходжентские и самаркандские чарахи (светильники) – отлитые из чугуна и глиняные, покрытые зеленой поливой.

На соседних стендах находились каганец (кавказская глиняная лампа), персидский гравированный фонарь с разноцветным стеклом, египетские медные лампады с прорезным узором, глиняные светильники из Марокко и Алжира, один – крытый глазурью и исписанный синей краской, другой??– с 13-ю лампадными горелками (сделан для еврейских молелен Северной Африки).

Из Китая привезли бронзовый подсвечник с орнаментом и рельефным изображением драконов, из Японии – подсвечник в форме журавля на черепахе, живописные шелковые фонари и восковые свечи с выпуклым узором.

Демонстрация роли Света в истории человечества не могла ограничиться экспонатами, даже самыми интересными. Устроители это понимали, и специально к выставке заказали художнику Павлу Григорьеву картины, иллюстрирующую ключевые моменты истории освещения на основании документов, хранящихся в Императорской Публичной Библиотеке. Посетитель мог видеть ряд величественных полотен, темой которых стали:

– огнепоклонники в Баку за 500 лет до Рождества Христова;

– весталки (хранительницы огня) в античном Риме;

– камчадалы, добывающие огонь трением дерева;

– Колосс Родосский;

– ночной дозор с фонарем в Древнем Египте;

– золотой семисвечник Храма Соломона в

Иерусалиме;

– два железных горшка для смоляных факелов, укрепленных на деревянном столбе в Париже XV века;

– электрический маяк в Нью-Йорке (Статуя Свободы).

Невдалеке на стене повесили рисунки учащихся Школы рисования Императорского Общества поощрения художеств, изобразивших люстры, паникадила, лампады и подсвечники.

 

ЛАМПА С НАСОСОМ – ПОД СТЕКЛОМ И НА РИСУНКЕ

Нужны ли на выставке учебные пособия, модели и образцы, демонстрирующие строение геологических пород или устройство представленной техники? Сегодня этот вопрос покажется по крайней мере странным. Выставка – не школа и не университет.

В конце XIX века господствовали иные взгляды. Экспозиция Управления Горной частью Кавказского края представляла нефтепромышленный потенциал своего региона целиком, комплексно, в деталях. Здесь была геологическая коллекция пород, слагающих Апшеронский полуостров, образцы нефти Северного Кавказа, модель строения буровой скважины, геологические карты и чертежи, фотографии нефтяных фонтанов на промыслах Товарищества нефтяного производства Братьев Нобель.

Специально к выставке по заказу устроителей изготовили учебные экспонаты – лампы французских изобретателей Арганта, Карселя и Франшо, помещенные в стеклянную оболочку для демонстрации их внутреннего устройства:

– с постоянным притоком осветительного масла и круглой горелкой (конец XVIII века);

– с часовым механизмом и насосом (XIX век);

– лампа-модератор со спиральной пружиной и уравнительной сдвигающей приточной трубкой (XIX век).

Каждый экспонат иллюстрировался рисунком лампы в увеличенном масштабе для разъяснения деталей конструкции.

 

ДОГНАТЬ И ПЕРЕГНАТЬ АМЕРИКУ!

 

Нефтяное производство

Экспоненты буквально соревновались друг с другом, представляя коллекции нефти и получаемых из нее торговых продуктов, указывая все потребительские и технические характеристики – удельный вес, температуру вспышки и воспламенения, цвет, скорость истечения, результаты фракционированной перегонки, образцы отходов и пр.

При этом они преследовали не только корпоративные цели, нет, русские нефтепромышленники стремились доказать, что ничем не хуже американцев. По сути, решали ту же самую задачу, что и Никита Хрущев веком позже: догнать и перегнать Америку!

И тому имелись все основания.

Несмотря на общий промышленный подъем, вопросы нефтяного производства в то время стояли очень остро.

Американский керосин стал ввозиться в Россию в 1863 году, тремя годами позже завоевания им Европы. Тогда же появился и первый русский керосиновый завод в Баку. С тех пор борьба между нефтепромышленниками двух стран никогда не утихала.

В конце XIX – начале XX века в России ежегодно добывали около 300 млн пудов нефти, из которой вырабатывали 80 млн пудов керосина. Внутри страны использовалось 30 млн пудов, остальное вывозилось за границу.

В Северной Америке при аналогичной нефтедобыче в 300 млн пудов вырабатывали керосина около 200 млн пудов, а вывозили – 150 млн пудов, втрое больше, чем русские.

Но и это не все. Цена сырой нефти в Баку не превышала 2–4 копеек за пуд, в то время как в Пенсильвании в местах добычи она в стоила 12–17 копеек за пуд (в пересчете с североамериканских долларов).

Главная причина столь разительного отличия – высокое качество американской нефти. В торговых сношениях фигурировали два совершенно разных продукта – «американский» и «русский» керосин. Первый имел существенно меньший удельный вес при той же температуре кипения, соответственно, и стоил дороже.

Обладая меньшим удельным весом, американская (пенсильванская) нефть давала при переработке до 70% легких осветительных масел, тогда как из русской нефти их получали не более 25–35%.

Россия отставала и по чисто техническим причинам – из-за отсутствия мощных нефтепроводов, соединяющих места добычи и морские порты: Грозный – Новороссийск, Баку – Батум, Баку – Персидский залив.

На этом фоне экспонаты петербургской выставки вселяли оптимизм. Участники старались представить свои предприятия и фирмы с самой лучшей стороны, во всей их мощи, совершенстве и многообразии. В качестве примера можно привести две экспозиции.

Товарищество В.И.Рогозина привезло осветительные и смазочные масла, продукты переработки отбросов производства, включая нефтяной и газовый деготь.

Нефтеперерабатывающий завод Товарищества Русско-Американского нефтяного производства в Кускове выставил сырую нефть и весь ассортимент продуктов ее переработки: бензин, керосин (американский и русский); разной густоты масла – смазочные, осветительные (астралин и пиронафт), парфюмерные, газовое и вагонное; дистилляты – веретенный, машинный и цилиндровый; нефтяные остатки, гудрон, искусственный асфальт, серную кислоту и многое другое.

 

Промышленность

Русские и зарубежные фабриканты представили себя на выставке самым широким выбором оборудования. Растущие возможности науки применительно к предметам освещения нашли отражение в четырех видах промышленных изделий.

1. Осветительная техника и оптические приборы. В первую очередь речь шла о керосиновых лампах всех видов и размеров – в 80-х годах XIX века большинство русских домов освещалось именно ими.

Особое внимание уделялось новейшим конструкциям переносных керосиновых фонарей для сельского хозяйства и крестьянской жизни.

Основное требование ко всем конструкциям?– безопасность, а именно – надежность механизма, использование невоспламеняемых масел и отсутствие при горении гари, копоти и запахов.

Главным проявлением прогресса световых технологий в то время считались маяки. Выставка отразила это в полной мере. Зрители могли видеть «маячный аппарат» Верхнего Николаевского маяка в Кронштадте и лучший по тому времени сферический рефлектор системы Чиколева*, система которого состояла из центрального рефлектора и отражательных колец с поверхностями разного радиуса, снижающими аберрацию (искажение изображений) до минимума. Имелись и другие аппараты конструкции Чиколева – дифференциальная лампа и электрическое огниво. Не меньший интерес вызывали уравнители света электрических ламп.

Военных привлекала витрина с приборами Главного Гидрографического Управления Морского Министерства, в частности, оптические аппараты с бензиновыми горелками для светящихся буев, лампа с давящими поршнями, аргантовые лампы, дифференциальный регулирующий аппарат капитана Селезнева и многое другое.

2. Машины и механизмы, предназначенные для выработки и использования электричества: динамо-машины (конструкции фирмы «Сименс и Гальске», Шукерта, электрической мастерской Богданова и Кона), двигатели – газовые, керосиновые и нефтяные, тахометры, реостат и пр.

Новинкой стал газовый двигатель системы «Отто» с двумя цилиндрами, специально приспособленными для электрического освещения.

3. Свечное и восковое производство – станки, механизмы, технологии.

4. Оборудование для добычи и переработки сырой нефти и нефтепродуктов: буровые инструменты, предметы нефтяного производства, станок для сравнительного испытания смазочных масел и пр.

Нынешние нефтяники называют Выставку предметов освещения и нефтяного производства в Санкт-Петербурге 1887 – 1888 годов первым в истории отечественным смотром топливно-энергетического комплекса. Конечно, выставка была намного шире: она представляла выбранную тему со всех сторон – объемно, ярко, в историческом, техническом и промышленном контексте.

Такая вот концепция. Можно брать и пользоваться. Было бы желание.

 

Подобная картина встречала гостей  Выставки предметов освещения и нефтяного производства в САнкт-Петербурге. Мало кто тз низ мог видеть Статую Свободы воочию«Электрический маяк в Нью-Йорке»

 

Именно так в Российской Империи официально называли монументальную Статую Свободы в Нью-Йорке, открытую в октябре 1886 года. Слово «свобода» при Государе Императоре Александре III не приветствовалось.

Маяк для судов, входящих в Верхнюю бухту города, поражал современников размерами и замыслом: гигантская женская фигура с факелом в поднятой руке, выполненная из 450 отдельных элементов скульптором Ф.А. Бартольди, была отлита в Париже и передана Правительством Франции в дар американскому народу в честь 100-летия провозглашения независимости Северо-Американских Соединенных Штатов.

Для русского общества конца XIX – начала XX века Статуя Свободы, если и была маяком, то отнюдь не для проводки судов в порт. В сознании многих она стала Маяком Прогресса и Цивилизации.

Взгляните на титульные листы двух популярных русских журналов той поры – на обоих центром композиции стала Статуя Свободы. Дабы никто не ошибся, художник «Журнала новейших открытий и изобретений» вложил в ее руки огромную книгу под названием «ПРОГРЕСС» (на русском языке, разумеется).

 

Александр Беляновский

 

* Чиколев Владимир Николаевич (1845–1898), инженер-электротехник, один из учредителей электротехнического отдела Императорского Русского Технического Общества и первый редактор журнала «Электричество», создал ряд моделей дуговых ламп с дифференциальным регулятором, заложил основы теории прожекторного освещения, участвовал в организации Политехнической выставки 1872 года и Политехнического музея в Москве.

 

Примечание:

1. Указатель выставки предметов освещения и нефтяного производства 1887 – 1888 годов // С.-Петербург, 1888.

 

Журнал ТПП РФ "Экспо Ведомости", № 3, 2007

 
Наши партнеры


 
 
 
 
 
 

Рейтинг@Mail.ru

счетчик посещений
«ИнформЭКСПО» Москва, ул.Партизанская, д.7, корп.1, оф.17
тел/факс: (495) 721-8068, e-mail: iv@informexpo.ru
Выставки Москвы::Выставки Москвы 2016
Выставки в Москве::Выставки России::Выставки в России 2016
Выставочная деятельность::Выставочные новости