Главная страница | Сделать стартовой | Добавить в избранное | Карта сайта
 
Новости выставок
ВЫСТАВКИ В МОСКВЕ ВЫСТАВКИ В РОССИИ
Организаторы конгрессно-выставочных мероприятий
О компании
Наши издания Журнал «Экспо Ведомости» Справочник "Выставки Москвы" Газета «Удача-Экспо» Реклама в изданиях "ИнформЭкспо" Реклама на сайте www.informexpo.ru Концепция развития в РФ выставочно-ярмарочной и конгрессной деятельности КНИГА "Экспонент, помоги себе сам!" (А.С.Беляновский)
Выставочный сервис Дизайн, проектирование и строительство стендов, мобильные стенды Видеоэкраны, звукотехническое сопровождение выставок Гостиницы Другие услуги
Выставки: цифры и факты
Лучшие выставки
Выставочный аудит
Итоги московских выставок
Полезная информация
Государственная поддержка участия малого и среднего бизнеса в выставках
Публикации
Старая версия сайта
 
 
 
 
 

Беляновский А.С. «Самарканд под стенами Кремля»

Самарканд под стенами Кремля

Выставки XIX века как уникальный инструмент сближения двух цивилизаций – российской и среднеазиатской

Сегодня, когда Россия и бывшие среднеазиатские республики Советского Союза стали независимыми государствами, связи между нашими странами не ослабевают. Более того, с годами они получают новое звучание, наполняются делами. Иначе и быть не может, ведь общая историческая судьба связывает нас почти полтора века.

Все началось в июле 1864 года, когда войска генерала М.Г. Черняева приступом взяли Ташкент. В 1873 году военные действия прекратились и край был «полностью замирен», и не только силой оружия, но и благодаря политике и нравственному авторитету русской власти, сумевшей найти общий язык со всеми слоями средневекового общества покоренных ханств.

Первый Генерал-губернатор Туркестана К.П. фон Кауфман указывал, что в основу действий и распоряжений русской администрации должно лечь изучение жизни местного населения, его этнографических особенностей, бытовых и юридических обычаев, языка и религиозных воззрений.

По распоряжению властей сразу после вхождения края в состав Российской Империи началось его систематическое научное исследование, внедрение современных методов хозяйствования, организации сельского хозяйства и промышленного производства.

 

CРЕДНЯЯ АЗИЯ В РОССИИ

 

Знакомство. Политехническая выставка 1872 года.

 

Богатство и своеобразие вновь приобретенных земель впервые демонстрировалось на Политехнической выставке 1872 года в Москве. Будучи по своему статусу смотром достижений всей российской государственности и всеобъемлющим научно-образовательным мероприятием, приуроченным к 200-летию преобразований Петра Великого, выставка привлекала внимание самых широких слоев населения.

Экспозиция Средней Азии – «туземный» павильон Туркестана предстал в виде уменьшенной копии медресе Ширдар в Самарканде. Внутреннее убранство, украшенное коврами, кошмами и паласами, переносило русскую публику в «Сказку тысячи и одной ночи».

Вниманию гостей предлагались десятки видов тканей: шелковых (адряс, бикасаб, шаи, атлас), шерстяных (сукно, армячина), хлопковых (белых и крашенных). Тут же – козий пух, руны, овечья и верблюжья шерсть, пряжа, конский волос, туркестанский и американский хлопок.

Казалось, богатства края, не знали границ. Приведем лишь один пример – растительное масло, здесь оно было десяти сортов – кунжутное, льняное, конопляное, ореховое, маковое, подсолнечное, каперцовое, сурепное и арбузное.

Почетное место занимало и «горное масло» – нефть из источников Майбулак и Майли в Кокандском ханстве, а также изделия из него – «керасин» и асфальт, приготовленные на заводе купца Захо.

В разделе шелководства, помимо коконов, имелись шелковичные черви – здоровые и больные. Здесь же над собственным медом летали живые туркестанские пчелы из пчельника Таиб Махсума под Ташкентом.

Россия знакомилась со Средней Азией. Все было в диковинку. Поэтому, наверное, именно тогда, в 1872 году, в первый и последний раз на общедоступной русской выставке демонстрировали… наркотики – маковые головки, опиум и анашу. Не ведали устроители, чем обернутся подобные богатства дальней земли.

 

Сближение. Средне-Азиатская выставка 1891 года.

 

Прошло девятнадцать лет. Туркестан развивался невиданными доселе темпами. Менялось все: уклад жизни, сельское хозяйство, промышленность, торговля. Смотром достижений первых двадцати пяти лет русской власти стала Средне-Азиатская выставка в Москве, проходившая летом 1891 года в самом центре города – Историческом музее на Красной площади.

По мнению журнала «Нива», выставка стала «великим торжеством – результатом долголетних и громадных усилий, положенных на дело распространения культуры в таких пустынях и уголках Средней Азии, в которые 40 – 50 лет назад не дерзал проникать ни один европейский путешественник».*

Вход оформили в виде древней самаркандской мечети. Залы декорировали богатым убранством в восточном стиле. Экспозицию разделили на две большие части.

Первая – парадная, художественно – этнографическая. Посетитель словно переносился на тысячи верст от Москвы–матушки. Дверь закрывалась, и он попадал… на улицы Бухары и Хивы. За второй дверью его ждал верблюжий караван, бредущий по пустыне. За третьей – восточный базар, шумный, пестрый, играющий светом и красками. «При этом, – пояснял журнал, – являлась возможность ознакомить посетителя с типами среднеазиатских народов, которые в виде живых людей, и в виде прекрасно исполненных манекенов очень оживляли и украшали базар»*.

Тут же находилась коллекция редких азиатских и восточных монет, на которую особое внимание обратил посетивший выставку император Александр III.

Впрочем, основная экспозиция носила характер традиционный, торгово-промышленный, и большую ее часть составляли витрины русских промышленников. Вот как объясняет данный факт журнал «Русское обозрение»: «Установление не только внешних сношений, основанных на праве победителя, но и прочной экономической связи со Средней Азии представляется для нас в высшей степени важным. Азия является тем рынком, где по географическим условиям наши мануфактурные товары могут конкурировать с зарубежными».** При этом саму возможность конкуренции автор обуславливал не административными мерами властей, а качеством продукции.

Русскому предпринимателю Туркестан в то время казался настоящим Клондайком – надежным источником недорогого первоклассного сырья и огромным рынком сбыта – богатым и привлекательным. Неслучайно в витринах экспонировались особые изделия, специально вырабатываемые для Туркестана «в азиатском вкусе», рассчитанные на распространение именно на среднеазиатском рынке.

Свои товары показали десятки самых известных русских промышленников, в их числе?– «Товарищество по производству фарфорово-фаянсовых изделий М.С. Кузнецова», «Общество Русского трубопрокатного завода», Богородско-Глуховская мануфактура, Соколовская мануфактура Асафа Баранова, фабрика Гарднера, парфюмерная компания «Брокар и Ко», фабрика зеркал Мартина Бера. Все они либо поставляли продукцию в Среднюю Азию, либо получали оттуда сырье. Впрочем, многие текстильные фабриканты делали и то, и другое: изделия, выработанные из среднеазиатского хлопка, они оправляли обратно в Туркестан – на реализацию.

Нельзя не отметить самый уникальный экспонат той выставки, поразивший воображение современников, – большую «сосну», составленную из десяти миллионов (!) швейных иголок торговой марки «Ликсна» фабрики графа И.Г. Плятер-Зиберга.

Русские товары, предназначавшиеся для вывоза, соседствовали с «коллекцией произведений Средней Азии». В целом, ее можно было подразделить на пять отделов: хлопка, шерсти, шелка, фруктов и «сокровищ минеральных».

Господствующее положение занимал, разумеется, хлопок – главное богатство края. Усилиями русских властей в Среднюю Азию был привезен и акклиматизирован американский сорт Upland (местный хлопок оказался непригоден для промышленной переработки). В итоге, – отмечали «Московские Ведомости»***, – «в течение 25 лет хлопчатобумажное производство в России выросло в 4 раза. Если в 1865-1869 годах ежегодно завозилось чуть менее 3 миллио­нов пудов хлопка, то в 1890 году – 12 миллионов пудов!».

К слову, хлопок – «американец», насажденный русскими, стал основой всего среднеазиатского и советского хлопководства XX века.

Впрочем, простая публика удивлялась совсем другому. «Образцы фруктов, винограда и всяких изделий и заготовок из них, от вина, сушений и варений, до цукатов, изюма и кишмиша, свидетельствует о таком разнообразии растительного царства Средней Азии, с которым может тягаться лишь южный берег Крыма и некоторые участки Южной Европы» – писала «Нива».*

Роль Средне-Азиатской выставки в общественной жизни России подчеркивает весьма любопытный факт: в ее оргкомитет по собственному настоятельному желанию был включен Савва Тимофеевич Морозов, стремившийся занять как можно больше почетных общественных должностей. На самой выставке он чаще других общался с журналистами, угощая их завтраками и коньяком, результат – публикации в газетах. Такой вот «пи-ар по-русски» – полтора века назад.

 

В едином государстве.

Всероссийская выставка 1896 года

 

На XVI Всероссийской промышленной и художественной выставке 1896 года в Нижнем Новгороде, крупнейшей в истории страны, для «Отдела Средней Азии и торговли России с Персией» по проекту профессора А.Н. Померанцева выстроили отдельный павильон в мавританском стиле площадью 500 кв. сажень (2277 кв.м).

Экспозиция носила характер обычной торгово-промышленной выставки. Русские фабриканты предлагали промышленные партии товаров, идущих на рынки Туркестана и Персии, а их среднеазиатские коллеги – свою продукцию, имевшую перспективы сбыта в России и за ее пределами – хлопок, ковры, шерсть и шелк, древности и бронзу, вино, рис, семена, фрукты.

Рядом разместили официальные экспозиции властей Закаспийской области, Туркестанского и Степного генерал-губернаторств, демонстрировавшие подробные коллекции минеральных богатств, картины, фотографии, таблицы и чертежи, иллюстрирующие положение края, включая модели жилищ, образцы одежды, утвари и предметов производства.

Залы павильона, как повелось, убрали коврами и материями. На одном из балконов раскинули палатку из ковров и шелка, на другом – разбили сад из тропических растений, на третьем?– устроили восточный базар, где продавали чай, лимонад и фрукты. В общем, экзотика, но вполне уже привычная, своя.

Так Средняя Азия выглядела в Москве и Нижнем Новгороде.

Но какой представала Россия перед новыми подданными «Великого Белого Царя» – бухарцами, хивинцами и кокандцами?

Чтобы ответить на этот вопрос, перенесемся в Ташкент 1890 года.

 

РОССИЯ В СРЕДНЕЙ АЗИИ

 

Туркестанская сельскохозяйственная и промышленная выставка, проходившая в Ташкенте летом 1890 года, существенным образом отличалась от всех аналогичных смотров в центре страны. Готовилась она военной администрацией на казенные деньги и под личным контролем Генерал-губернатора.

В целом, Россия предстала на выставке в трех своих лицах.

Первое – официальное, военно-государственное. Сразу за входом гостей встречал Военно-исторический павильон, именно он показывал – кто в крае хозяин, ясно и наглядно. Перед зданием установили символы могущества новой власти??–

гигантскую статую солдата, водружающего знамя на развалине крепостной стены, и пирамиду из трофейных орудий, добытых при разгроме войск Хивы, Бухары и Коканда. Внутри находилась экспозиция, посвященная завоеванию края и вхождению покоренных ханств в состав Империи. Два других казенных павильона – Железнодорожный и Тюремный – демонстрировали достижения в своих областях.

Второе «лицо России» – миссия цивилизатора, а точнее – пропаганда передовых методов ведения хозяйства. Туркестанский отдел Российского общества садоводства с целью внедрения современных способов обработки фруктов представил новейшую американскую плодосушилку системы Ридера №2, бесплатно высланную Министерством Государственных Имуществ из Санкт-Петербурга. Местные жители тогда сушили плоды, оставляя их на открытом солнце, в итоге, сухофрукты долго не хранились, и не могли перевозиться на дальние расстояния – портились в дороге.

В павильоне шелководства демонстрировали научный способ воспроизводства яиц тутового шелкопряда (грены) с помощью специальных приборов и принадлежностей. В то время грену раскладывали в мешочки и грели на женской груди (вместо инкубатора).

Третья сторона русской жизни, представленная в Ташкенте,– экономика. Фабриканты, ставшие полноценными игроками местного рынка, демонстрировали свои достижения. Так, «Товарищество Большой Ярославской мануфактуры» с целью обеспечения бесперебойной доставки сырья построило в Средней Азии собственный хлопкоочистительный завод, при этом владельцы не просто скупали хлопок у местных жителей, но и выдавали им авансы под будущий урожай, стимулируя тем самым наращивать объемы производства.

Другие экспоненты предлагали товары из центральной России. Фирма «Работник» привезла новейшие образцы сельскохозяйственных машин и орудий – не хуже, чем на выставки в Лондон, Вену или Берлин. С.К.Глинка-Янчевский, владелец местной фруктово-кондитерской фабрики и полномочный представитель Жигулевского пивного завода, помимо собственных сластей, представлял свежее пиво из Самары.

Выставки конца XIX века не просто сопровождали и, иллюстрировали преобразование Средней Азии и вхождение ее в состав Российской Империи. Нет, они были одним из самых эффективных и жизненно важных инструментов этого процесса.

С одной стороны, они знакомили русское общество с культурой и жизнью далекого плодородного края, а с другой – показывали Россию знати и простым людям бывших средневековых ханств, сближая и объединяя две такие непохожие друг на друга цивилизации.

Тогда все получилось. Быть может, именно поэтому нынешние независимые государства Средней Азии и остаются одними из самых надежных союзников новой России.

 

Александр Беляновский


* «Нива», № 34, 1891

** «Русское обозрение», №6, 1891

*** «Московские Ведомости», №132, 15 мая 1891 года

 
Наши партнеры


 
 
 
 

Рейтинг@Mail.ru

счетчик посещений
«ИнформЭКСПО»
телефон: (985) 970-86-95, (916) 084-59-42
Электронная почта: info@informexpo.ru
Выставки Москвы::Выставки Москвы 2017
Выставки в Москве::Выставки России::Выставки в России 2017
Выставочная деятельность::Выставочные нов